Главная » Статьи » Культура

Джаз от о. Георгия

 

Влад Ракитский, Евгений Жданов

Солнечный Ветер: Евгений Жданов - Джаз и не только. Композитор и музыкант Евгений Жданов, ученик о. Георгия (Жоржа) Фридмана - о Времени, Музыке и Учителе...

«Сегодня мы говорим о становлении школы ленинградского джаза, у истоков которого стояли два католика — Геннадий Гольштейн и Жорж Фридман, ставший затем священником — отцом Георгием...»

(из сообщений в Сети)

…Вашему вниманию предлагается описание мини-фестиваля «Радио Мария»:

Это — История Творчества, Веры, Мастерства, явленная петербуржцам двумя выдающимися джазовыми музыкантами: Георгием Фридманаом и Геннадием Гольштейном. Оба эти музыканта оставили память не только в сердцах меломанов, но и многих тысяч радиослушателей.

Священник Собора св. Екатерины, отец Георгий Фридман был одним из первых служителей Церкви, кто откликнулся на призыв совсем тогда юного «Радио Мария» в России — читать священное Писание и толковать его особо важные фрагменты.

Вслед за этим благим начинанием, очевидно, следуя примеру своего творческого и духовного наставника, композитор и музыкальный руководитель Геннадий Гольштейн, со своей неподражаемой дикцией, принялся создавать на «Радио Мария» передачи, посвященные отнюдь не только музыке, но и вопросам Веры, Духа и соответствующим путям в земной человеческой жизни.

Наилучшим свидетельством жизненного и творческого успеха является возникновение школы, явление ученичества. Евгений Жданов, выдающийся джазовый музыкант был учеником Жоржа Фридмана, позднее — священника о. Георгия. Евгений — со своей авторской музыкальной программой — участник эфира на РМ, и первый из заявленных артистов фестиваля.

Дмитрий Силантьев — потомок российско-советской музыкальной династии — также предложил свою кандидатуру в список участников программы фестиваля.


Джаз от о. Георгия

 

«Имена Георгия Фридмана и Геннадия Гольштейна уверенно заняли свои места в реестре музыкальных звезд Ленинграда-Петербурга. Профиль — джаз. Полулегальный, подозрительный, настолько же ухоженный, насколько и дикий, настоящий и вторичный, но свой! Советский (российский), самый настоящий джаз...»

(Из радиопередачи Влада Ракитского «Солнечный ветер» на «Радио Мария» https://www.mixcloud.com/vladrecord/)

 

* * *

«Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст» это сейчас смешно, а в те времена звучало угрожающе.

«Туманным человеком» назвал Фридмана следователь КГБ. Чтобы не получить обвинения в тунеядстве (вспомните Иосифа Бродского), Фридман, Гольштейн и Носов, влились в оркестр Вайнштейна и своим талантом сделали его одним из самых известных джазовых коллективов.

Георгий Фридман через духовные кризисы придет к Богу и станет католическим священником.
Геннадий Гольштейн будет не только прославленным джазменом и преподавателем по классу саксофона музыкального училища им. М. П. Мусоргского, но и создателем ансамбля старинной музыки «Pro Аnima».

 

* * *

Долгое время католик Геннадий причащался у отца Георгия, своего бывшего джазового наставника… В реестре звезд «Радио Мария» наши герои — в первых строках...

Об этом хочется поговорить...

 

* * *

Они познакомились в 50-е; оба были влюблены в «запретную» в те времена музыку.

«Для нас джаз был нишей, в которой мы прятались от ужаса советской действительности», — говорит о. Георгий Фридман. В то время это безобидное занятие тянуло на расстрельную статью — «пропаганда буржуазной культуры». Это недвусмысленно дали понять отцу Жоржа после обыска в квартире и конфискации всех пластинок.

«После этого отец страшно боялся, а я продолжал слушать джаз по радио, — продолжает отец Георгий. — Помню, он ворвался и с мясом вырвал шнур из приемника. Это был кошмар».

Вскоре в Риге Жорж приобрел «идеологически опасный» в те времена саксофон. Из Латвии он привез и оркестровки, решив собирать музыкантов, чтобы создать оркестр. Одним из первых его внимание привлек Геннадий Гольштейн – выпускник автотехникума.

«Я пригласил Гену к себе, — рассказывает о. Георгий. — Помню, как он шел по коридору моей громадной коммунальной квартиры. Он нес под мышкой саксофон. У меня в комнате он сыграл несколько фраз, в которых угадывались лиризмы Чарли Паркера. Я сказал ему: «Мальчик, тебе нужно заниматься музыкой постоянно. А свой диплом выброси куда-нибудь и забудь о нем. Потому что ты музыкант».

 

* * *

…Так появился на свет любительский джаз-банд, игравший на закрытых вечеринках в различных ДК Ленинграда. Как рассказывает Геннадий Гольштейн: «Мы играли как свободные люди, нигде не работали. Нас было 5 саксофонов, труба, тромбон».

Это было поколение «стиляг»; впрочем, они не были похожи не героев одноименного фильма. «Таких танцев мы не танцевали и уж точно не разъезжали на красных машинах с открытым верхом», — говорит отец Георгий, некогда первый стиляга Ленинграда. Историк джаза Владимир Фейертаг пишет: «Он был первым человеком. Это был джазовый стиляга, к нему можно было подойти — он все знал о джазе». Имя Жоржа Фридмана часто встречается в воспоминаниях о тех временах. Еще бы: в 50-е годы, когда все носили стандартные пальто, вдруг появились люди, бросившие вызов «серости». Жорж Фридман говорил: «Мне осточертели ватники». Немудрено, что Жорж стал главным героем легендарного обличительного фельетона«Сорняк» в комсомольской газете «Смена».

Рассказывает Валентин Тихоненко. (В середине 50-х Тихоненко стиляга номер один на Невском проспекте этой главной сцене тогдашнего неформального Ленинграда. Валентин Андреевич патриарх цеха ленинградских фарцовщиков, которые до самого недавнего времени одевали и обували половину города. Да что говорить, Валентин Тихоненко первым в Питере надел американские джинсы...)

«Как одевались? Вот Жора Фридман, например, у него мать была очень культурная женщина, добрая, хорошая, такая домовитая, она очень хорошо шила. Все его костюмы, совершенно роскошные, я считаю, что он был стиляга номер один,- это мама ему шила, ему надо было только материал купить. Кстати, вспомнил, как назывался самый роскошный материал, это был английский пунтон(?), это была вообще мечта всех идиотов. А материал покупали в комиссионках, но он безумно дорого стоил, отрез на костюм стоил, кажется, около 2000 рублей, драп-веллюр на пальто стоил 800 рублей метр, а этот где-то 700800... На костюм надо было около трех метров, а еще подкладка, туда ведь нельзя сатин поставить, нужен был натуральный шелк, хороший такой, с металлическим отблеском...»

 

* * *

Отец Георгий рассказывал: «Меня арестовали и целый месяц допрашивали. Они не били, при Хрущеве пыток не было, но нервов потрепали достаточно».

В итоге Фридман и Гольштейн попадают в коллектив Иосифа Вайнштейна, который впоследствии стал лучшим в Союзе джаз-оркестром. Признанным лидером коллектива стал Геннадий Гольштейн, он же выполнял функции концертмейстера и аранжировщика.

 

* * *

О. Георгий Фридман вспоминает: «Работа была кровавая. Мы работали и на танцах, и на радио, и на звукозаписях, перед демонстрацией фильмов в кино. Отыграем отделение танцев и спускаемся играть концерт в кино. Вайнштейн брал и ночные выступления. Мы постепенно превращались в загнанных лошадей». В 1962 году после выступления на пленуме Союза композиторов последовала разгромная статья в газете «Правда». Оркестр был вынужден уйти в подполье.

Спасла вера. В разгар хрущевской оттепели из лагеря вернулся его друг — художник Родион Гузенко. В тюрьме он познакомился с католическим священником, который его крестил. Под влиянием друга в 1963 году к вере приходит и Жорж Фридман.

Размышляя над этим, отец Георгий говорит: «Мысли о том, что со смертью все кончается и, кроме могилы и червей, ничего эта жизнь не сулит, вызывали пессимизм. Этот пессимизм заставил меня искать Бога. Влюбленность в красоту обязательно приведет к Богу. Такому человеку просто некуда деваться. Потому что истинная красота это Христос».

Влад РАКИТСКИЙ

Категория: Культура | Добавил: Dmitriy_Zenchenko (22.03.2016)
Просмотров: 1592 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar